Проекты по южным областям: О гендерном насилии, экстремизме и о молодежи, которая может «свернуть горы»

336 просмотров Интервью 0

Какие проекты реализуются в Ошской, Джалал-Абадской и Бактенской областях и почему сотрудничество населения с местными властями и правоохранительными органами помогут решить множество проблем, об этом в интервью агентству «Кабар» рассказала страновой директор организации Saferworld Анара Исмаилова.

- Расскажите о своей организации, чем вы занимаетесь?

- Сейферворлд (Saferworld) – это местное представительство британской организации в Кыргызстане. Наша работа началась в 2010 году. Работаем в сфере построения мира, долгосрочной устойчивости и стабильности, предотвращения конфликтов, насилия и локализации причин, вызывающих напряженность в обществе.

На данный момент работаем в трех южных областях страны, это Ош, Джалал-Абад и Баткен. Был небольшой опыт работы по продвижению толерантности и разрешения конфликтов в селе Соснова в Чуйской области, а также в Нарыне.

- Какие проекты реализуете, каким образом?

- Вообще построение долгосрочного мира невозможно без трех условий мира. Первое, люди сами должны участвовать в построении своей безопасности. Они должны определить проблемы, которые их касаются и участвовать в том, чтобы донести их до сведения местных властей, правоохранительных органов. Но также со своей стороны быть готовыми участвовать в этой работе. Например, когда мы задаем вопросы женщинам «Что волнует вас в отношении вашей безопасности?» очень часто произносятся вещи, которые совсем не понятны мужчинам или представителям правоохранительных органов. Они не ощущают себя в безопасности на территориях где плохое освещение или вообще его нет. Это вызывает обеспокоенность и другие случаи.

Второе условие мира, сами процессы должны предполагать к открытости, сотрудничеству между населением, правоохранительными органами и местными властями. Должны существовать какие-то механизмы. Например, я как гражданин хочу участвовать в создании общественной безопасности в моем квартале. Куда мне обратится, что я могу сделать и как я могу проявить свой активизм? В этом плане существуют такие механизмы, как общественно-профилактический центр (ОПЦ).

Третье, это то, что люди, которые обладают властью, должны быть открыты, поддерживать, способствовать продвижению такого подхода между населением и милицией. Когда есть доверие, есть и сотрудничество между ними.

- Что из себя представляют общественно-профилактические центры?

- Общественно-профилактический центр (ОПЦ) - организация, создаваемая органами местного самоуправления в целях совместного участия их и граждан в организации и проведении профилактики правонарушений на соответствующих территориях.

В создании ОПЦ, наша помощь заключается не только в финансировании реконструкции здания, в ремонте, главное в нашей работе помочь людям начать дискуссии, что их волнует, начать строить доверительные отношения друг с другом. Следующим шагом является, когда все 3 стороны, это население, местная власть, милиция берут на себя определенную ответственность по исполнению конкретных мероприятий. По итогам года смотрим проделанную работу, анализируем. При составлении плана на следующий год учитываем уроки из прошлого.

- Какие проекты, задачи для вас первоочередные?

- Мы уделяем большое внимание на так называемые гендерные нормы, которые оправдывают насилие в семье, насилие по отношению к детям, в отношении женщин, а также в отношении пожилых. Если раньше эти случаи были единицами, то сейчас об этом слышишь чаще.

Нам необходимо работать над тем, чтобы люди могли критически посмотреть на свои собственные убеждения в отношении очень многих гендерных норм, практик или отношений к каким-то вещам. Насколько они являются вносящими вклад в то, что в обществе существует насилие. Естественно такое общество или такой регион, страна они являются более уязвимыми к проявлению толерантности, насилия и конфликта.

- Готовы ли люди говорить о внутрисемейных проблемах?

- В первую очередь надо завоевать доверие и только потом будут подниматься вопросы. В нашей практике заняло около 2-3 лет, чтобы вопросы домашнего, гендерного насилия стали озвучиваться. Если проблема не озвучивается, значит, будто не является «проблемой», будто ее нет.

- Расскажите о других направлениях своей работы?

- Работа с молодежью. Это еще одно направление, с которым мы работаем. Сейферворлд верит, что молодежь является огромным ресурсом и потенциалом для развития страны в любом секторе, но также в развитии мирного толерантного общества. Но у нас были случаи, когда сила молодежи была использована, чтобы вызывать какие-то насильственные конфликты. Это две революции 2005 и 2010 годов.

У молодежи есть такой имидж «вызыватель» проблем, мы признаем, что это огромная сила и все инициативы и организации доказывают, что молодежь может свернуть горы. Главное чтобы это было в нужном русле. Создание условий для того чтобы они могли развиваться, участвовать в жизни сообщества, высказывать свои мнения продолжая уважать традиции и культуры страны, чтобы старшее поколение и представители власти могли услышать их.

С 2011 года работали с молодежью как внутри общих проектов, но также отдельно. В прошлом году была завершена программа «Послы толерантности и демократии», следом за ним был начат другой, который поддерживается Евросоюзом. Он направлен на продолжение этой работы, но здесь фокус направлен на то, чтобы молодежь участвовала в продвижении толерантности, чтобы способствовать профилактики насильственного экстремизма.

Кыргызстан демократическая страна и наша организация поддерживает продвижение демократии, демократических идей, преобразований. Кроме того, государство является светской страной. Страна отделена от религии и в данном случае страна соблюдает нейтралитет и призывает к тому, чтобы уважение было ко всем религиям.

- Подробней про насильственный экстремизм.

- Блок проблем связанных с насильственным экстремизмом заставляет взглянуть на эти вещи по-другому. В данном случае страна, как и многие организации, находятся в риске. Есть методы «палочные», как можно раньше и сильнее наказать, чтобы было неповадно, то такие методы в целом не работают в тонкой сфере, когда это касается веры человека, веры, что есть хорошо, что плохо, веры в то каким образом надо делать какие-то вещи. Наш подход заключается в том, что мы предлагаем немножко абстрагироваться от вопросов, когда уже люди перешли к насильственным действиям и присоединились к тем группам, которые выехали в Сирию или проводили теракты здесь или в других местах. Посмотреть на то, что происходит до этого. Почему происходит присоединение к таким группам и почему люди поддерживают?

На основе исследований, которые проводились нашей организацией не только по стране, а в разных государствах здесь ключевую роль играет идеология, которая проникла в голову человека. Если это происходит, то на фоне его жизни, жизненных обстоятельств. Мы определяем район, там, где много закрытых людей, когда очень сильно связываются с верой с исламом.

Стоит отметить, радикализм это не только религии в целом. Радикальными могут быть политики, этно-националисты, активисты зеленых движений и тд. То есть радикализм - это понятие широкое, чем мы видим его сейчас. Мы призываем, чтоб посмотрели комплексно на человека, который оказался в этой ситуации. Какие у него социальные экономические факторы, насколько у него есть возможность высказывать свое мнение и участвовать в жизни сообщества. Многие люди, которые хотели уехать в Сирию, говорят, что хотят построить халифат. Почему халифат это хорошо? Потому что сегодня существуют проблемы с нравственностью молодежи, по их словам они делают не хорошие вещи. У нас проблемы падения ценностей в обществе, коррупция, бедность и тд. И думают, что халифат решит все. То есть это его мнение, но если он его может обсудить с кем-то другим, проанализировать, то в конечном итоге видит другие пути их решения. Таким образом, можно проводить профилактику насильственного экстремизма как раз таки через открытость, через предоставления условий и защиты дискриминации по признакам различия. Чем больше совершают насильственные действия, тем меньше проявляется положительный эффект.

- Но как определить таких людей?

- Люди, которые привержены очень консервативным взглядам, в первую очередь состоят в закрытых группах, и не каждый имеет доступ к ним. Соответственно здесь работа многоступенчатая. Мы с нашими партнерами обучаем людей с разных регионов, а они потом проводят тренинги в своих сообществах. Чтобы подключить больше молодежи в планировании мероприятий мы ставим обязательство, что бы одна треть состояла из лиц придерживающихся религиозных взглядов. Большинство участников молодежного проекта отметили, что для них было важно самим лучше узнать и начать больше понимать Ислам, но не давать возможности, чтобы все уходило в русло религии. Так как наш проект заключается в том, чтобы в демократическом сообществе религии и толерантность сосуществовали.

Беседовала Тумара Туратбекова

Комментарии

Оставить комментарий