Кубат Рахимов: Статья вместо двух отчетов или с чем кушать ОЭС?

3632 просмотров Аналитика 0

1 марта в Исламабаде открылся 13-й Саммит глав государств – членов Организации экономического сотрудничества (ОЭС). В Саммите участвовали главы государств Ирана, Турции, Азербайджана, Туркменистана, Таджикистана, премьер-министр Пакистана и Кыргызстана, министр иностранных дел Афганистана, вице-премьер Узбекистана. Знаковость встрече придавала повестка дня – Перспективный план развития ОЭС до 2025 года, а также документ по реформированию организации. Однако Кыргызстан отказался присоединяться к политическим пунктам итогового заявления 13-го саммита Организации экономического сотрудничества (ECO) в Исламабаде.

О том, что происходило в Исламабаде, и о своих впечатлениях рассказал председатель комитета по промышленной политике, содействию экспорту, развитию инфраструктуры и ГЧП Торгово-промышленной палаты КР и советник министра экономики КР на общественных началах Кубат Рахимов.

- Недавно Вы побывали на саммите Организации экономического сотрудничества. Какими были Ваши впечатления и что привлекло Ваше внимание?

- Так сложились обстоятельства, что мне пришлось участвовать в ряде мероприятий под эгидой Организации экономического сотрудничества. Они проходили с 28 февраля по 3 марта 2017 года в столице Пакистана.

Так как я являюсь председателем комитета по промышленной политике, содействию экспорту, развитию инфраструктуры и ГЧП Торгово-промышленной палаты Кыргызской Республики и одновременно работаю советником министра экономики КР на общественных началах, то планировал участвовать как в саммите глав государств ОЭС, так и в мероприятиях под эгидой объединения торгово-промышленных палат стран ОЭС. К сожалению, за саммитом глав государств пришлось наблюдать больше по телевизору, потому что были предприняты беспрецедентные меры по безопасности и на самом саммите были только члены официальных делегаций. Но я успел в день прилета познакомиться с интересными людьми как из числа официальной делегации КР, так и кыргызстанскими дипломатами в странах ОЭС. Также мне удалось понаблюдать за суетой сует официальных делегаций Ирана и Турции, которые разместились в одном из престижнейших отелей Пакистана – «Serena».

Почему эти наблюдения интересны? Потому что не так часто удается увидеть внушительные делегации этих стран, сопровождающие первых лиц страны, к тому же на мероприятии, где не было представителей крупнейших геополитических акторов, за исключением Китая в качестве почетного гостя (КНР не является членом ОЭС).

- В двух словах об организации…

Фото с президентом ИРП Мамнуном Хуссейном - из личного архива К.Рахимова

Итак, очень кратко об этой организации. До 1992 года сотрудничество в рамках ОЭС носило преимущественно двусторонний характер. С 1992 года деятельность ОЭС значительно активизировалась в связи с добровольным присоединением 7 новых государств — Казахстана, Азербайджана, Афганистана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркмении и Узбекистана. На 50-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 1995 году принята Резолюция о сотрудничестве с ОЭС и с тех пор ОЭС пользуется статусом наблюдателя в ООН. ОЭС также имеет статус наблюдателя в Организации Исламской конференции (ОИК).

Во взаимоотношениях стран ОЭС преобладают экономические составляющие и менее выражена политическая направленность. Основные политические и экономические параметры деятельности ОЭС устанавливаются на саммитах глав государств стран-членов ОЭС, проводимых раз в два года согласно Статье 4 Устава ОЭС.

Но ключевыми и трудно разрешимыми проблемами ОЭС так и остались все же трёхсторонние, крайне запутанные и неоднозначные отношения именно между шиитским Ираном, относительно светской Турцией и суннитским Пакистаном. Бюджет организации тоже весьма нестабилен, судя по всем признакам. Периоды оживления сменялись стагнацией – как обычно.

В этот раз пакистанская дипломатия приложила все усилия, чтобы обеспечить максимальную «явку» на самом высшем уровне. Помимо высшего руководства Пакистана, высокое руководство было от Турции и Ирана, а также Азербайджана, Туркменистана и Таджикистана. Остальные страны были представлены в диапазоне от премьер-министров до дипломатов, аккредитованных в ИРП и ИРИ.

- Какие, по Вашим наблюдениям, важные моменты стоит отметить?

- Не буду повторять тезисы и перечислять факты по данному саммиту, но хочу отметить два важных момента – один геополитический и один дипломатический.

В первом случае речь идет об особой роли Китая на данном саммите, чей представитель был удостоен речи наравне с высокими гостями. То есть к данной «полубесхозной» с точки зрения геополитических игроков организации наконец-то в открытую проявил интерес Китай. В последние годы «дракон» методично обрабатывал Пакистан по всем фронтам, а аббревиатура СРЕС стала именем нарицательным в пакистанских правительственных и деловых кругах. Это английская аббревиатура будет звучать по-русски не очень эффектно – КПЭК, то есть Китайско-Пакистанский экономический коридор. Его масштаб в денежном выражении впечатляет – это 46 млрд. $. Итак, Китай может вдохнуть новую жизнь в объединение стран с населением как Европейского Союза, но с вкладом в мировой ВВП как ЕАЭС. Во-первых, КНР имеет достаточно глубоко проработанные двусторонние отношения с каждой из этих стран, причем как инвестора в масштабные инфраструктурные, промышленные и энергетические проекты. Во-вторых, у каждой из стран «тройки» свои сложные отношения с мировым гегемоном – США, чем и не преминул воспользоваться официальный Пекин. В-третьих, Китай строит свою паутину Шелковых Путей и ОЭС как раз очень удобен как возможность спроецировать несколько из этих направлений ШП – как через Центральную Азию в Переднюю Азию и атлантическую акваторию, так и через Южную Азию в Индийский океан. В-четвертых, Китай научился быть модератором сложных соседских двусторонних отношений, насаживая на «шампур» страны, которые никогда бы не воплотили бы тот или иной проект из-за накопившихся противоречий и исторических претензий.

Поэтому выступление китайского гостя было как бы венцом саммита и где-то по весу было на уровне принимающей стороны. Думаю, что успешное воплощение проекта СРЕС было бы очень важным триггером для остальных стран в части воплощения совместных с Китаем проектов. Особенно это касается Ирана, не так давно освободившегося от бремени санкций. Казахстан с энтузиазмом, иногда слишком безоглядным, строит свою версию ШП с Китаем, другие страны ЦА также готовы выходить в той или иной форме на сотрудничество в области инфраструктурных и промышленных проектов. Поэтому предполагаю, что ОЭС в ближайшее время станет объектом пристального внимания Пекина, и я вовсе не удивлюсь, если КНР вступит в эту организацию и внесет свежую струю в ее деятельность.

Касательно дипломатической составляющей, то получился интересный, но весьма важный демарш со стороны Кыргызстана. Речь идет о том, что представители Кыргызской Республики не подписали политическую часть итоговой декларации. Анализ показывает, что на самом деле это был правильный шаг по двум причинам. Первая и очевидная – ОЭС так и называется организацией экономического сотрудничества, поэтому нужно тщательно избегать политизации ее деятельности, концентрируясь на сугубо экономической составляющей. Вторая – ряд моментов в политической декларации так или иначе касался союзников Кыргызстана, а именно то, что были попытки дать оценку карабахскому конфликту, событиям в Сирии, то есть там, где есть интересы союзников КР по ОДКБ и ЕАЭС. Особенно это было важно в аспекте того, что все страны ОЭС - мусульманские. Но экономика – торговля, инвестиции, совместные проекты – не должны все иметь, по возможности, политического окраса. Таким образом, кыргызстанская дипломатия нашла достаточно серьезные аргументы для выражения своей, отличной от остальных, позиции, и в этом плане, я считаю, что это было правильно. Богу - богово, кесарю - кесарево.

- Можно ли через Кыргызстан и Казахстан вовлечь ОЭС в орбиту ЕАЭС, чтобы охват в перспективе был шире?

- Последние два года я с разных трибун призываю к тесной кооперации Евразийского экономического союза с такой интересной организацией как ЦАРЭС (Центрально-азиатское региональное экономическое сотрудничество, английская аббревиатура CAREC). Две страны – Казахстан и Кыргызстан – являются одновременно членами обеих структур. Понятно, что ЦАРЭС институционально стоит ниже, чем евразийское интеграционное объединение с жесткой регламентацией, но имеет весьма внушительный портфель реализованных и реализуемых энергетических и инфраструктурных проектов на общую сумму более 40 млрд.$. Посетив мероприятия ОЭС и изучив глубже эту организацию, увидел подобную же схему взаимодействия по линии ОЭС – ЕАЭС. Опять две страны – те же Казахстан и Кыргызстан – являются членами обоих интеграционных объединений. То есть, также как в первом случае, они могут выступать «осевыми» странами, через которые и посредством которых может и должно идти эффективное взаимодействие. Понятно, что надо двигаться поэтапно, осмысленно, но уже вижу потенциально интересную картину, когда Кыргызстан с Казахстаном могут совместно выступить с инициативами координации действий таких структур, как ЕАЭС, ЦАРЭС и ОЭС. Возможно, что «осевая» роль будет как раз той нишей для экономически слабого Кыргызстана, который мог предоставить нейтральную площадку для совместных рабочих групп данных региональных интеграционных объединений. Думаю, что идея требует осмысления и изучения со всех сторон. В практическом и приземлённом плане Кыргызстан и Казахстан могут выступать некими каналами перетока товарной массы, инвестиций, возможно, местом нахождения торгово-финансовых и инвестиционных банков для финансирования региональной торговли и совместных инфраструктурных, энергетических и промышленных проектов.

Если касаться мероприятия по встрече глав торгово-промышленных палат стран ОЭС, где мне удалось присутствовать непосредственно и принимать участие в дискуссиях, то свои впечатления я опишу во второй части статьи, чтобы не сбивать общий макроуровень оценки такой малоизвестной, но интересной для нас региональной организации - ОЭС.

Эрмек Абдрисаев

ИАЦ "Кабар"

Комментарии

Оставить комментарий