ИАЦ "Кабар": Энергетика: прорыв или надрыв?

1898 просмотров Аналитика 0

В настоящее время Госкомитет промышленности, энергетики и недропользования КР (ГКПЭН) разработал проект Концепции развития топливно-энергетического комплекса КР на 2017-2030 годы, в котором предусмотрены меры по повышению уровня обеспеченности собственными топливно-энергетическими ресурсами и выход на международные рынки энергоносителей с развитием экспортного потенциала, в том числе электроэнергии, угля и мазута.

В свою очередь эколог Сергей Криворучко и экономист Марат Мусуралиев провели анализ предлагаемой Концепции и поделились своим мнением по ней.

Резюме: Концепция поверхностна, исполнена в узкосекторальном формате. Терминологическая неразбериха. Политический популизм. Вектор развития не состыкован с приоритетными направлениями ЕАЭС. Требования экологического законодательства не учтены. Документ не даёт общей картины развития ТЭК. Не учтены риски геополитические, экономические, экологические.

Экономическая составляющая Концепции требует пересмотра всех бюджетов, тарифов и общего бюджета документа в сторону увеличения. Раздел ВИЭ ограничен стандартным набором технологий. Нет упоминания о новых технологиях. Кроме ГЭС, КПД обсуждаемых технологий в ТЭК не превышает 20-40%. Сделан чрезмерный акцент на угле как основном энергоносителе.

В итоге получается, что Концепция преимущественно построена на низкоэффективной, ресурсозатратной, ресурсоисчерпаемой, энергоёмкой и экологически «грязной» основе.

Вопрос реализации внутренней энергетической политики

По мнению экспертов, реализация внутренней энергетической политики в разделе I требует исполнения «разработки стратегии и концепции» и «программы действий, подкреплённых необходимыми инвестициями» с «учетом энергетической независимости, энергоэффективности и устойчивого развития».

Как отметили эксперты, предлагаемый ГКПЭН план действий демонстрирует слабое концептуальное видение Стратегии, поскольку не учитывает ресурсные потери, зачастую невосполнимые, а также затраты на природоохранные мероприятия, которые могут достигать 50% и более от изначальной стоимости проектов по разработке и использованию природных ресурсов. «Бюджет всей Концепции и каждого проекта в отдельности было бы разумно скорректировать в сторону увеличения с учётом требований национального природоохранного законодательства. Неизбежное же увеличение бюджета потребует включения в План действий природоохранных мероприятий, увеличения срока реализации Концепции, пересмотра ценовой и тарифной политики и, соответственно, снизит инвестиционную привлекательность», - считают эксперты.

Обзор части, затрагивающей возобновляемые источники энергии

Достичь 1,2% доли в энергобалансе возобновляемых источников энергии (ВИЭ), как это предложено ГКПЭН, по мнению М.Мусуралиева и С.Криворучко, будет проблематично. Причина, по словам экспертов, в том, что до недавнего времени эта доля стабильно не превышала 0,02% в общей доли энергобаланса страны, а без ввода более-менее значимых мощностей достичь такого уровня невозможно.

Вопрос развития МГЭС также не учитывает правовые реалии и их влияние на её исполнение в этой части. «Согласно статьи Закона о ВИЭ МГЭС отнесены к «ВИЭ». Согласно другой статье предельный срок окупаемости проектов по использованию ВИЭ не более 8 лет, а другая статья предусматривает финансирование программ и проектов по ВИЭ за счет бюджетных средств. А есть еще одна статья, которая лишает государственных преференций «физических и юридических лиц, производящих или переоборудующих технические средства и устройства, работающие на основе ВИЭ», - перечислили несоответствия кыргызского законодательства эксперты.

Криворучко и Мусуралиев напоминают, что вопрос развития традиционных видов ВИЭ уже давно описан и исследован: для эффективной выработки электроэнергии от ветра со скоростью ветра выше 4 м/сек есть всего два-три места, а остальные находятся на горных перевалах. Тут также стоит учитывать и то, что помимо стоимости самих ветроагрегатов, приобретённых в кредит, а так же их срока окупаемости по закону (см. выше – 8 лет), имеет смысл скорректировать и оптимистичные данные по стоимости 1 квт/ч такой энергии. Эксперты считают, что здесь также будут неизбежны дополнительные затраты на техническое обслуживание ветроагрегатов, покупку и замену запчастей и др. «А при их установке на перевалах, где дуют сильные ветра, необходимо учесть и технические аспекты по их доставке, монтажу и обслуживанию в этих местах, включая инфраструктуру и потери электроэнергии при их транспортировке от горных хребтов до местонахождения потребителей», - говорит М.Мусуралиев.

Эксперты подчеркивают, что наложение ГКПЭН расчётных данных по карте страны на карту энергетических мощностей ТЭК является необдуманным решением. Тут, по словам экспертов, необходимо учесть орографию, климат и географию страны, что позволит достичь максимального эффекта при использовании традиционных ВИЭ. Это относится и к солнечной энергии (причём, не только фотовольтаж), тепловых насосов и других технологий.

Отдельный разговор об МГЭС

Экологический аспект при проектировании МГЭС также не должен оставаться в стороне ГКПЭН, считают эксперты.

По их наблюдениям, в цивилизованном мире большое значение уделяют вопросам гидрологических режимов рек и потенциальной возможности нарушения среды обитания эндемичных рыб, сезонности водотоков, ремонту и техобслуживанию сооружений в связи с сезонной неравномерностью водности объектов. «Существует как минимум два официальных отрицательных заключения экологов по МГЭС на реках Иссык-Куля в частности, которые следует учитывать при технических расчётах. Это означает, что некоторые части желаемого энергетического потенциала могут быть исключены из Концепции, что повлечёт за собой пересмотр предлагаемых прогнозных данных», - говорит С.Криворучко.

При реализации МГЭС также необходимо уделить внимание вопросу сезонного использования объектов и возможное сосуществование с местным населением. Максимальная выработка на МГЭС происходит в летнее время, половину энергии получают в весеннее время года и треть в зимнее время. При этом на данных объектах не создают водохранилища и всегда существует опасность природного характера – оползни и прочие возможные проявления при отрицательных и повышенных температурах.

«Дороговизна вырабатываемой энергии на МГЭС не будет вызывать интерес у распредкомпаний покупать ее, - говорят эксперты. - А отсутствие единого регулятора несомненно окажет свое воздействие, поскольку нет четкого распределения полномочий между ГКПЭН, ГАРТЭК, НЭХК и другими органами».

С.Криворучко и М.Мусуралиев указывают и на то, что в данной Концепции также отсутствуют упоминания о том, что будет с гидроэнергетическим потенциалом бассейна реки Сары-Джаз. «ЕБРР отвергло идею строительства ГЭС в виду отрицательного заключения экологов, геологов и гидрологов, а исключение этого потенциального источника энергии из Концепции значительно изменит всю перспективу и финансовую картину», - напомнили они.

Потенциалом района Энильчек, в котором заинтересован КНР, в любом случае не будет работать на пользу республики с точки зрения экологии и безопасности. «Для КР развитие районов Сары-Джаз и Энильчек экологически невыгодно и небезопасно, а геополитически даже неразумно, и тем более никак не оправдано с точки зрения «энергетической безопасности». При строительстве любого энергетического объекта в этом районе финансовое участие КНР будет возможным только в том случае, если вся произведённая энергия будет направлена в Китай», - утверждают эксперты.

Отдельное слово об угольном потенциале в энергетической политике страны

«Концепция не показывает ровным счетом ничего, сколько будет накоплено отходов производства, как они будут удаляться и утилизироваться. Не указывается даже приблизительно, каковы будут потери земель сельскохозяйственного назначения, и какой ущерб понесёт сельскохозяйственная и животноводческая отрасли. Нет упоминаний и о прогнозных потерях в сфере туризма. Это значительные дополнительные расходы, которые ведут к удорожанию Концепции», - сказали эксперты после анализа данного раздела Концепции.

По предложению экспертов, в Концепции уголь было бы разумней рассматривать как стратегический запас страны, а не расходный материал, поскольку количество запасов угля не является показателем энергетической независимости и экологической безопасности. А вот невозможность транспортировки железной дорогой угля от имеющихся месторождений не даст возможности развивать и добывать его на этих месторождениях в заявленном объеме. «Наземным транспортом данная затея экономически нецелесообразна», - утверждают они.

Раздел экологии в предлагаемой Концепции

Утверждение о том, что вклад ТЭК в эмиссию «заметно уменьшается» не соответствует действительности. Наиярчайшим свидетельством этого является то, что в стране уже нет промпредприятий, которые работали в 90-гг и бессмысленно будет сравнивать положение сегодняшнего дня с указанным периодом.

«Более того, как будет увязана на практике в Концепции обязательства КР в рамках РКИК ООН и Парижским Соглашением «по минимизации выбросов СО» с данной стратегией по развитию энергосектора, в частности в угольной промышленности?», - задаются вопросом эксперты.

На страновом уровне решать проблемы в энергетике за счет разработки угольных месторождений, по словам С.Криворучко и М.Мусуралиева - вообще выходит за рамки разумного. «Причина в том, что наряду с мероприятиями по сокращению выбросов ПГ это выглядит финансовым самоубийством в силу дополнительных значительных затрат на фильтры, пылесборники, работы по удалению и утилизации шлаков и золы на фоне отвода новых земель под золоотвалы. Безопасных методов использования продуктов отходов сжигания угля, кроме как их добавления в цемент, пока нет. Есть также и вероятность того, что эти отходы могут нести помимо радиоактивной опасности, еще и иные токсические и опасные вещества», - говорят эксперты.

Экспорт электроэнергии и потенциал CASA-1000

Экспорт электроэнергии - по мнению экспертов - имеет непосредственное отношение к вопросам регионального сотрудничества и поиску взаимоприемлемых балансов/взаимозачётов между КР, РК, РУз и РТ. Выход КР из соглашений МКВК и МФСА обеспечил КР возможность «играть водным краном» для стран, находящихся ниже по течению рек Нарын, Чу и Талас. «Понятно, что сделано это в угоду проекта CASA-1000», - говорят Криворучко и Мусуралиев.

С геополитической точки зрения, такое стремление к энерго независимости государства может поставить КР в весьма щекотливое положение не только в энергетическом смысле, особенно в маловодные годы. «Если ещё некоторое время назад работу МКВК высоко оценивали и на международном уровне (UN/ECESPECA, МПА СНГ, Бассейновые соглашения – Меконг, Южная Америка и др.), то тихий выход КР из этого соглашения может быть воспринят соседями и международным сообществом как утрата КР договороспособности в стремлении не выполнять своих договорных обязательств», - говорят они.

А вот перспективы развития и значимого участие КР в проекте CASA-1000, на фоне выхода из МКВК и МФСА, в направлении весьма геополитически нестабильного региона Афганистана-Пакистана, выглядит как популизм высокого уровня.

Причина этого заключается в том, что развитие ТЭР, строительство ТЭС в Нарынской и Джалал-Абадской областях и снабжение ТЭЦ местным углём вызывает большие сомнения, как по экономическим расчётам, так и по экологическим потерям. «Расчётные данные по объёму угля на Бишкекскую ТЭЦ-1 – 1,2 млн. тонн в год, но из-за низкой калорийности углей Кара-Кече могут достигать 2 млн. тонн в год. Попытка использовать в этом вопросе железную дорогу не жизнеспособна, поскольку средств на строительство ветки из Кара-Кече до Балыкчы нет и все планы остаются на бумаге, как это было в Акаево-Усубалиевские времена. Кроме того, строительство ж-д ветки на китайские средства станет отчуждением территорий Кыргызстана по концессии на месторождения вдоль транзитного маршрута; это одно из условий китайской стороны по началу строительства дороги.

Главную цель и модель развития, по словам экспертов, трудно комментировать в принципе в силу отсутствия логики в этом разделе, слабой взаимосвязи между желаемым и действительным и поверхностной трактовкой понятийного аппарата.

Расходы на сокращение техногенного воздействия на ОС, что имеет непосредственное отношение к жесткой энергосберегающей политике, должны быть учтены либо частично, либо приблизительно. Это в свою очередь приведет к удорожанию программы по оценкам, процентов на 30.

Забота о глобальном потеплении и выбросах СО2 в атмосферу

«Удержание темпов глобального потепления на 1.5-2С посредством широкомасштабной добычи высокозольных, низкокалорийных и высокосернистых углей (лигнитов) вызывает удивление от такой «заботы» об экологии», - говорит С. Криворучко. Тем более, что факт «глобального потепления» научно не доказан, и ни на чём, кроме как на политических заявлениях, пока не основан.

Вопрос жесткого контроля ГАООСиЛХ за выбросами СО2 в атмосферу невозможен. Причина, по словам экспертов в том, что в нынешней структуре госуправления у Агентства остались только функции мониторинга ОС, с которыми оно и так справляется с трудом, не говоря о какой-либо значимой роли в формировании/участии в государственной политике страны.

Реальнее выглядят мероприятия, включая их финансирование, связанные с развитием сектора природного газа. «Его использование для производства электрической энергии, тепла и ГВС экологически и экономически обоснованно и в данной концепции выглядело бы единственно реально реализуемой программой вместе с частичным использованием угля», - считают С.Криворучко и М.Мусуралиев.

В заключение эксперты отметили, что в случае принятия данного документа экологическая безопасность страны окажется под серьёзной угрозой. «Велика вероятность того, что мероприятия по Концепции, скорее всего, будут реализовываться в рамках исключительно технических ТЭО, без проведения оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС). Это связано с тем, что раздел любого ТЭО, особенно на технический объект первой категории опасности, к которым относятся все объекты ТЭК, подлежат государственной экологической экспертизе. Это длительный и трудоёмкий процесс, который требует дополнительных инвестиций в пределах 20-40% от стоимости проекта», - говорят они. Причину подобных опасений эксперты связывают со складывающейся практикой в реализации крупных проектов в КР, которые несут реальную угрозу в разных формах – и окружающей среде и непосредственно населению. «Из известных проектов, реализуемых в КР без ОВОС, можно назвать автодорогу «Балыкчи-Корумды», ЛЭП «Датка-Кемин», реконструкция Бишкекской ТЭЦ-1 и проекты по благоустройству города. А возможно, их даже больше», - заключили эколог Сергей Криворучко и эксперт по инфраструктурным проектам Марат Мусуралиев.

Эрмек Абдрисаев,
ИАЦ "Кабар"

Комментарии

Оставить комментарий