«Фергана»: Кыргызы на Таймыре: Дружная община, родной язык и барашек с материка

2308 просмотров СМИ о ЦА 0

На фото - Динара Батырбек кызы с супругом Иманканом. Фото из личного архива

Фергана. В 1977 году Аширмамат Сатиев по комсомольской путевке прилетел из киргизского поселка Жийде работать в самый северный порт СССР - Дудинка, что расположен на полуострове Таймыр на берегу Енисея. Он был, пожалуй, первым кыргызом, поселившимся в Дудинке.

Благодаря ему в небольшом, но важном северном городке сегодня живёт сплочённая киргизская община, которая отмечает национальные праздники, хранит свой язык и помогает попавшим в беду кыргызстанцам.

* * *

Динара Батырбек кызы родилась в совхозе Ленинское Сузакского района. Родом она из многодетной семьи: у неё было две сестры и четыре брата. Отец, Батырбек Пирматов, прошёл Великую Отечественную войну, остался жив и вернулся на родину. Вместе с супругой Октом работал в Винсовхозе, где производили вино, шампанское и соки. Умер в 54 года, и 42-летняя мать Динары осталась одна с семью детьми. Работая день и ночь, она вырастила достойных людей.

Динара после окончания школы устроилась в сельсовет, где отработала четыре года, а потом её жизнь круто изменилась.

«У моей мамы есть брат - Аширмамат Сатиев, он жил в нашем колхозе, отслужил в армии, вернулся, женился. Он всегда о нас заботился, особенно когда умер наш отец, - рассказывает Динара «Фергане». - В 1977 году он получил комсомольскую путевку (документ, по которому районный комитет ВЛКСМ направлял комсомольца на временную или постоянную работу на ударных стройках. - Прим. «Ферганы») в порт Дудинка на Енисее, что в часе езды от Норильска. Через полгода вызвал к себе супругу Раису с полугодовалым ребенком. Спустя год по такой же путевке туда прилетел ещё один киргиз. Они подружились, и мой дядя решил взять этого человека себе в зятья, женив на мне. Он решил, что другу надо создавать семью, а мне нужна хорошая партия.

Дудинка – самый северный порт России, расположена на Таймыре. За маяком – замёрзший Енисей. Фото Екатерины Иващенко

Все четыре года, пока работала в сельсовете, я часто созванивалась с дядей и плакалась ему, что хочу уехать учиться в большой город. И однажды дядя отправил мне вызов в Дудинку. Тогда я ещё не знала, что это за город, и, конечно, не подозревала, какую большую роль сыграет дядя в моей жизни. Когда летела в Норильск, представляла себе, как сойду с трапа в огромном городе и поступлю в лучший университет.

Прилетела в марте 1984 года. В Кыргызстане было уже тепло, а на Таймыре стояли морозы. «Ну ладно, зато буду учиться», - подумала я. Где, спрашиваю у дяди, тут самый лучший институт, мне надо идти на подготовительные курсы. «Какие институты, - отмахнулся дядя. - Тут только зооветеринарный техникум». Я ответила, что раз тут даже учиться негде, то уеду. Твёрдо решила. А пока гостила у дяди, он познакомил меня со своим другом. Сказал, что парень очень хороший и без вредных привычек. Пока мы присматривались друг к другу, прошёл год, я привыкла к Северу, устроилась на работу в дудинский порт. Друг дяди мне понравился, да и время тогда было такое, что мы всегда прислушивались к старшим. Свадьбу сыграли у дяди. Я 1965 года рождения, в Дудинку приехала в 19 лет, в 20 вышла замуж. Супруг был старше меня на десять лет.

Дудинка. Фото Екатерины Иващенко

Судьба Иманкана

Однако даже замужество не отбило мою мечту учиться и супруг пообещал, что у меня будет образование. Благодаря ему я окончила Томский государственный институт систем управления и радиоэлектроники (ТУСУР). Пока летала на сессии, он вел хозяйство и смотрел за детьми. Так, благодаря дяде я нашла свою счастье, а благодаря мужу стала той, кто я есть.

Мой супруг, Иманкан Баялиев, тоже из многодетной семьи, их в семье было восемь детей. Когда мальчику исполнилось восемь лет, его мама умерла, а спустя ещё шесть лет скончался папа. Иманкана, самого младшего, воспитывали братья и сёстры. Школу он окончил в селе Шамшы Кочкорского района, потом отучился в училище на плотника и устроился работать на завод в Токмаке. Вскоре его забрали в армию, после службы вернулся в город Рыбачье (ныне Балыкчы), где жили его братья и сестры, устроился на мукомольный завод. Спустя некоторое время ему стало тесно в Киргизии, и он поехал во Фрунзе узнавать про комсомольские путевки.

Иманкан Баялиев читает молитву во время инсценировки бешик-тоя. Фото из личного архива

Это были 1978-1979 годы. Строился БАМ – Байкало-Амурская магистраль, - и Иманкан очень хотел попасть туда. У мужа даже есть фото, сделанное на съезде комсомольцев, после которого его вместе с другими ребятами отправили в Красноярский край, в Норильск: его распределили в Дудинку. Дядя рассказывал про первый приезд Иманакана - в одном костюме, легких туфлях, никого из знакомых нет, трудовая книжка ещё не дошла, то есть он не мог устроиться на работу. Ему было очень тяжело, и дядя взял его под свою опеку. А потом жизнь начала налаживаться: Иманкан устроился на работу, познакомился со мной, мы получили квартиру и начали создавать свою семью.

Как появилось кыргызское сообщество

Нам, южным людям, конечно, было очень тяжело в суровом климате, и мы хотели уехать, но потом привыкли. Тем более что в Кыргызстане мы бываем каждый год, нам (муж работает в «Норильском никеле», а я - в Заполярном транспортном филиале) оплачивают отпуска.

Дудинка. Фото Екатерины Иващенко

Сейчас здесь проживает около 150 семей кыргызов. С 1984 по 1989 годы мы делали приглашения нашим родственникам - сейчас в Дудинке живет и работает мой старший брат Момунбек Пирматов со своей семьей. Я его вызвала сюда в 1985 году - после того, как он отслужил в армии. Женился тоже здесь, на адыгейке Фатиме. Тридцать один год он отработал в Дудинском морском порту, вышел на пенсию. Вырастил двух сыновей: старший, Азиз, работает в полиции, Алмаз пошел по стопам отца и работает в порту.

С 1991 по 2001 годы, пока город был открыт для иностранцев, сюда приехало много киргизов. Здесь всегда есть работа, а из-за тяжёлых условий труда рабочим платят высокую зарплату. Это основной момент, который привлекает людей. Мы в Кыргызстане наблюдали, что если хоть один член семьи находится на заработках в России, то его семья считается зажиточной. А тут можно получить не только работу, но и квартиру. Так сработало «сарафанное радио» и киргизы потянулись сюда, устроились на работу, получили гражданство...

На одном из национальных праздников. Динара Батырбек кызы в центре. Фото из личного архива

Мой супруг - религиозный человек, он совершил паломничество в Мекку и его всегда заботили проблемы народа. Мы постоянно собирались у кого-то дома не только для проведения торжеств, но и для обсуждения проблем нашего сообщества. Когда поняли, что перестали помещаться в трехкомнатной квартире, муж решил провести учёт кыргызов Дудинки. Разделил их на шесть жааматов (групп взаимопомощи). Каждая из этих групп по очереди устраивает праздники. А ещё при наличии списков удобно собирать пожертвования на Орозо Айт (религиозный праздник) и отчитываться перед людьми. Когда сюда приезжает новый человек, муж на правах старосты представляет его общине, новенький сразу вовлекается в наше сообщество и не чувствует себя одиноким.

Мы бережём нашу культуру и наш язык. На большие праздники заказываем барашка с материка, берем в аренду кафе и готовим блюда киргизской кухни. В Кыргызстане мы заказали национальные платья и костюмы. Вы только представьте, как это красиво, когда накрыты столы, приглашены горожане, и тут открываются двери, появляются молодые люди в киргизских национальных одеждах и начинают петь и танцевать. Мы ставим наш гимн, у нас есть флаг, также привезенный с родины».

На одном из национальных праздников. Фото из личного архива

Сохранение своих традиций

За годы жизни в России Динара не забыла родной язык, а её коллеги перестали удивляться, когда во время звонков из Бишкека она разговаривает по телефону на кыргызском.

«А как можно забыть свой язык? Его не только я знаю, но и мои дети и внуки. У меня три дочери. Две старшие вначале так же, как и я, поступили в томские вузы, но муж начал переживать: мол, Динара, забудут родину, совсем русскими станут. Нет, мы любим Россию, но нам важно сохранить корни. И мы перевели их учиться в Бишкек. Они получили там образование - медицинское и юридическое, - нашли мужей и вернулись. Сейчас старшая работает медсестрой в Талнахе (район Норильска, имевший статус города с 1982 по 2005 годы. – Прим. «Ферганы»), родила нам внука. Вторая дочь живет с нами в Дудинке, у неё уже двое детей. Младшая дочь сейчас учится в Бишкеке на психолога. У нас в Кыргызстане нет своего жилья, девочки всегда жили самостоятельно. Младшая снимает квартиру с другой девушкой, пока возвращаться не хочет.

На одном из национальных праздников. Фото из личного архива

А что касается семьи моего дяди, то Аширмамат и Раиса отработали на Севере, вырастили четверых замечательных детей. После выхода на пенсию уехали на материк. Живут в Красноярском крае и воспитывают шестерых внуков.

Знаете, что главное? Главное, что здесь все наши земляки работают, к чему-то стремятся, помогают родным в Кыргызстане, обучают детей. Неработающих нет. Нет проблемы «юг-север», разделения на «свой и чужой», безработицы и алкоголизма. Мы действительно очень дружная община. Вначале мы помогали тут, в Дудинке, тем, кому было тяжело на новом месте не только морально, но и финансово, а теперь стали помогать нуждающимся в Кыргызстане. Мы передавали деньги в Киргизию после трагических событий 2010 года, после крушения самолета в этом году. Мы же видим, что в Киргизии нестабильно, что там нет работы.

На одном из праздников. Фото из личного архива

Что касается притока новых людей, то он прекратился, как только Норильску вернули статус закрытого города. Зато население Дудинки стабильно получает новую кровь благодаря кыргызам: ежегодно рожают не меньше трёх наших женщин. Семьи у всех нас большие – до пятерых детей. Работают люди на заводах, в порту, в системе образования, в медицине, в органах внутренних дел.

У нас есть своя библиотека. Все, кто бывает на родине, привозит оттуда книги на киргизском языке, и мы их читаем, и наши дети, внуки. Когда в Норильске и Дудинке проводят праздники проживающих на Таймыре народов, наша община также устраивает представление, мы знакомим население с нашими традициями: бешик-той - когда ребенка укладывают в люльку, тушоо той - праздник перерезания пут, когда ребенок начинает ходить и так далее. Печем боорсоки и лепешки, готовим национальные блюда и угощаем гостей.

Какие у нас планы? Мы с супругом хотим вернуться на родину. Здесь нам хорошо и Енисей не чужой. Но родная земля зовет. Мне 51 год, супругу - 61, всю сознательную жизнь мы прожили вдали от родины. В скором будущем вернемся в Кыргызстан, в Рыбачье, и будем жить в своем домике на берегу горячего Иссык-Куля».

Комментарии

Оставить комментарий